Златан Ибрагимович: «Далеко не всегда легко быть крутым»

zlatan

3 октября 2016 года Златан Ибрагимович отмечает свой 35-й день рождения. По этому поводу THEUTD собрал Правила жизни великого нападающего.

С кем бы я себя мог сравнить? С Мохаммедом Али. Когда он говорил, что соперник ляжет в четвертом раунде, он делал это.

Клуб, за который я выступаю в данный момент — самый сильный в мире. Я искренне в этом убежден. Так было и в «Ювентусе», и в «Интере», и в «Барсе».

Для того, чтобы что-то выиграть, усилий одного человека мало. Нужно, чтобы рядом были отменные игроки. Мне повезло: на протяжении всей карьеры я играл бок о бок с выдающимися футболистами.

Гол – это еще не все. Ассист при голе – это как гол, потому что приносит радость партнерам. Для меня это так же важно, как и забить самому.

Я никогда не бываю полностью доволен своей игрой. Даже если я действовал хорошо, я знаю, что мог бы сыграть еще лучше. Поэтому с каждым матчем мне приходится повышать уровень требований к себе.

Моуринью очень дисциплинированный и требует от тебя того же. Он получает то, чего хочет, потому что знает, что делать. Он всегда сфокусирован и знает, как получить максимум от своих игроков. Когда игра не складывается, видишь каков Моуринью. Но это нормально, ведь он не любит проигрывать.

Из-за требовательности к самому себе я редко бываю счастлив. Но изменить меня уже нельзя. Мой менталитет победителя не позволяет относиться к себе снисходительно.

Многие футболисты жалуются на давление. А я люблю давление. Оно позволяет полностью сконцентрироваться на достижении цели.

На поле мне нужна абсолютная свобода. Как птице. Я из тех игроков, которые хотят постоянно владеть мячом.

Когда жизнь становится скучной и замирает, мне необходимо действие.

Чтобы хорошо играть, я должен быть сумасшедшим. Я должен кричать. Только тогда я жив.

Я стараюсь никогда ничего не планировать. Я просто живу и наслаждаюсь каждым днем. Как только ты начинаешь что-то планировать, ты загоняешь сам себя в рамки. Мне это не по душе.

Почему у меня нет прозвища? Чтобы бояться меня достаточно посмотреть, как я играю.

Я не могу себя с кем-либо сравнить. Есть только один Златан.

Травмированный Златан – прекрасная новость для любой команды.

Я никогда не интересовался тем, что обо мне скажут люди. Мне не по нраву правила. Мне всегда нравились парни, которые едут на красный свет — если вы понимаете, о чем я.

Все думают, что я плохой парень. Но это не так. Но если вы хотите – ладно, я плохой парень.

Я совершил столько безумных поступков, что боюсь даже о них вспоминать.

В детстве в Мальме мне нравилось угонять велосипеды. У меня даже было специальное место, куда я их свозил. Почему я не боюсь об этом рассказывать? Потому что это было жизнь назад и уже ничего не значит.

Вы родились тем, кем вы родились. Я имею в виду судьбу, да, именно судьбу. Некоторые происходящие вещи — это судьба, другие — плод тяжелой работы, но ты никогда не научишься качеству.

Если у кого-то есть какие-то претензии ко мне, он должен высказать мне их в глаза, а не на телевидении.

Я предпочитаю всегда говорить так, как оно есть. Если я хорош, то я хорош, если я плох — зачем отрицать это?

Далеко не всегда легко быть крутым.

Я становлюсь с каждым годом все лучше и лучше. В «Милане» я был очень хорош, но ничего не выиграл. Мне это не совсем по душе. Лучше играть плохо, но завоевывать трофеи, чем играть хорошо и остаться ни с чем.

Я могу играть на одиннадцати позициях, потому что хороший игрок может играть на любом месте.

Я верующий католик, но даже Господь не может оценить мою игру лучше, чем я сам.